Алексей Кузнецов

Previous Entry Share Next Entry
История одного участка.
scalp_er
  Здание Психологического института РАО, стоит на участке, ограниченном улицами Моховая, Воздвиженка, Большая Никитская и Романов переулок. Сейчас этот участок застроен довольно плотно.  Кроме журфака МГУ с его огромной библиотекой и здания Психологического института здесь расположились несколько бизнес-центров, кафе, кинотеатр, даже бассейн, потолок которого выполнен в виде стеклянной пирамиды.

Современный вид.


Но все это постройки или надстройки уже нового времени. Из старинных сооружений до сих пор сохранился главный дом городской усадьбы К.Г. Разумовского, построенный в 1780-е годы на фундаменте палат 1730-х годов, построенных Иваном Львовичем Нарышкиным, двоюродным братом Петра I. Рядом с ним возвышается построенная в 1680-х годах церковь Знамения иконы Божьей матери. Пожалуй, это самые старые здания из тех, что остались с давних времен.





 Однако участок, о котором идет речь, имеет историю более древнюю и заметно выделяется среди других хотя бы тем, что некогда это было самым страшным местом всей Москвы.

  Но по порядку.

  Как известно, на том месте где теперь разбит Александровский сад и торговый комплекс Охотный ряд протекала река Неглинная, ныне убранная в подземный коллектор. А улица Моховая была высоким берегом вдоль русла реки.
Граница нынешнего Бульварного кольца – граница Белого города, который населяли в основном бояре и дворяне, земли которых считались «белыми», т.е. не облагались налогами, в отличии от земель «черных» слобод, в которых жили ремесленники, торговцы и прочий черный люд.


Карта 1739 года. Участок обведен синей линией.

  Один из районов Белого города носил название – Занеглименье. Это и была местность по ту сторону реки Неглинная, которая, кстати сказать носила еще одно название – Арбат (не тот, который известен сейчас под этим именем, а как раз участок между Воздвиженкой и Большой Никитской).

  Интересно и само происхождение слова Арбат. Одни исследователи считали, что слово это происходило от арабского слова Рибат (странно-приемный дом), другие – от слова Рубат (квартал), третьи от слова Арба, четвертые полагали, что виноваты иностранцы садоводы, разводившие в этой местности вишни, которые на латыни звучат как Arbutum. Но на старых картах слово Арбат пишется как Орбат. И если вспомнить, что на Руси была привычка в некоторых словах, начинающихся на звук «Г» звук этот опускать (пример: Осподин, вместо Господин; Енерал, вместо Генерал и т.д.), а линия местности Арбат была довольно кривой, то находим старое русское слово – Горбавство, что означает Кривизна или Кривость. Вот и получается простое русское слово Горбат, которое путем несложных махинаций превратилось в современный Арбат.

  Но вернемся к сути.

  Когда на московский трон взошел молодой царь Иван IV Васильевич, впоследствии получивший прозвище Грозный, то вдоль натерпевшись боярского произвола, решил уйти из Кремля и учредить опричнину, взяв себе опричь полагающегося всю землю, от ручья Черторый, впадавшего в Москву-реку до улицы Большой Никитской. И на этом месте снести все стоявшие там боярские усадьбы и построить новый Опричный дворец.
Дворец и окружавший его двор начали строить в 1655 году и закончили в 1657-м. Конечно же, всю землю Опричным дворцом занять было невозможно, получилась бы крепость сопоставимая по размеру с Кремлем, и поэтому замок было решено построить на берегу Неглинки, причем на расстоянии ружейного выстрела от кремлевской стены, которое в XVI веке составляло 200-250 метров, что совпадает с современным уровнем ограды Старого университета.





Вот, что писал в то время один из соратников Ивана Грозного, опричник немецкого происхождения Генрих Штаден: “Великий князь приказал разломать дворы многих князей, бояр и торговых людей на запад от Кремля, на высоком месте в расстоянии ружейного выстрела; очистить четырехугольную площадь и обвести эту площадь стеной. На одну сажень от земли выложить ее из тесаного камня, а еще на две сажени вверх из обожженных кирпичей (в общей сложности — 6 м). На верху стены были сведены остроконечно, без крыши и бойниц; протянулись они приблизительно на 130 саженей (260 м) в длину и на столько же в ширину; с тремя воротами; одни выходили на восток, другие на юг, третьи на север…”

Главные ворота Опричного двора поражали имперским величием. Вот, что пишет о них все тот же Штаден: “Северные ворота находились против Кремля и были окованы железными полосами и покрыты оловом… На них было два резных разрисованных льва, вместо глаз у них были пристроены зеркала. Один (лев) стоял с раскрытой пастью и смотрел к земщине, другой, такой же, смотрел во двор. Между двумя львами стоял двуглавый черный деревянный орел с распростертыми крыльями и грудью в сторону земщины.”

О внутренней территории замка Штаден пишет следующее: “…Там были выстроены три мощных постройки, и на каждой наверху на шпице стоял двуглавый орел, с грудью обращенной к земщине.
От главных построек шел переход через двор до юго-восточного угла. Там перед избой и палатой были выстроены низкие хоромы с клетью (клеть — кладовка, хозяйственная постройка) вровень с землей. На протяжении хором и клети стена была сделана на полсажени ниже для доступа воздуха и солнца. Здесь великий князь обычно завтракал или обедал. Перед хоромами был погреб, полный больших кругов воску… Ввиду сырости весь двор был засыпан белым песком на локоть в вышину…”

Именно этот песок, обнаруженный при строительстве в 1936-м году станции метро Библиотека им. Ленина под домом №7 по улице Моховой и стал основным доказательством того, что Опричный двор Ивана Грозного располагался именно здесь, а не по другую сторону Воздвиженки на месте самой Библиотеки имени Ленина, как полагали ранее.
Кроме того, во дворе старого здания МГУ в застройке XVIII в. сохранились две белокаменные палаты со столпами и кирпичными сводами из древнего большемерного кирпича, которые, по-видимому, являются остатками Опричного двора.
Огромный, белый, наполовину каменный замок, возвышавшийся над заурядными одно и двухэтажными постройками Занеглименья, постоянно освещенный светом факелов и костров расположившейся вокруг стражи. Вдоль стен постоянно перемещаются десятки стрельцов и мрачные люди в черной одежде с мертвой собачьей головой на груди и помелом у седла – те самые опричники, наводившие ужас на всю остальную Русь.



Почти каждую ночь в замке пируют опричники во главе со своим государем. Звучит музыка скоморошьего оркестра, слышится пьяный хохот, визги девиц. Иногда из Пыточной башни на двор доставляют на скорый суд царя обреченных. После расправы пиршество продолжается, а тела несчастных отправляют на съезжую, предварительно занеся их имена в список для поминальной молитвы.
Приблизительно так должен был выглядеть Опричный двор Ивана Грозного, ставший центром зла и проклятием Москвы того времени.

К сожалению, и двор и  дворец, были уничтожены пожаром 1571-го года, который устроили воины крымского хана Девлет Герея.
Примечательно то как сгорел дворец.
Передовые отряды крымского хана подожгли всего лишь несколько окраинных домов в Земляном городе, и вдруг, доселе тихая и безветренная погода сменилась настоящей бурей, погнавшей огонь в сторону Кремля.



  Всего за три часа город был полностью опустошен огнем. Тысячи человеческих и лошадиных трупов лежали на улицах и пепелищах домов, подвалы были забиты задохнувшимися, у Крымского брода стояла запруда из тел утонувших в реке. Даже в Кремле выгорели деревянные постройки, крепостные стены были частично разрушены взрывами пороховых погребов. Но татары, испугавшись масштабов пожара, больше не пытались проникнуть в город. На следующий день, вдоволь награбив окрестные монастыри и слободы, собрав тысячи пленных, они двинулись в обратный путь.

  Вернувшись в Москву, Грозный первым делом устроил экзекуцию опричникам, не сумевшим в его отсутствие защитить город. Обгоревшие стены Опричного замка вызывали у царя лишь раздражение… Да и денег на его реставрацию явно не хватало.
Период российской истории, названный странным словом “опричнина” на этом, завершился.
После пожара, все, что осталось от некогда величественного дворца скорее всего было разграблено предприимчивыми жителями Москвы, белый камень был растащен для других построек, а само место стало передаваться в собственность другим владельцам.
В начале XVII века здесь выстроил свой дом Никита Иванович Романов, двоюродный брат Михаила Федоровича Романова – первого царя из династии Романовых. Его фамилией был назван переулок, соединивший улицы Б. Никитскую и Воздвиженку. Никита Иванович Романов в 1613 году построил рядом со своей усадьбой храм Знамения иконы Божьей матери, который стоит здесь и по сей день.
После Романовых в переулке жили Хитрово, Нарышкины и Разумовские. По имени новых владельцев переулок последовательно называли и Хитровым, и Разумовским. Новые владельцы занимали в основном лишь южную часть владений, поскольку остальные постройки в конце XVII века отошли к Оружейной палате.
В XIX веке участки по обеим сторонам переулка принадлежали графу Н. П. Шереметеву и его наследникам, составляя т. н. Шереметев двор. В честь Шереметевых переулок до Октябрьской революции 1917 года именовался Шереметевским.

Сейчас на месте бывшего Опричного двора люди занимаются бизнесом, студенты получают знания, туристы фотографируются на фоне медного Ломоносова и пьют кофе в проулке за церковью Вознесения. Но врядли кто-то из них подозревает, что на все это из глубины веков неодобрительно смотрит своим суровым взором царь и Великий князь всея Руси Иоанн Васильевич Грозный.




При написании использовались книги:
"Опричный дворец Ивана Грозного" И.Е. Забелин. 1893 г.
"Переулки старой Москвы" С.К. Романюк. 2016 г.
а также статья
"По следам Опричного замка" М. Перевитский.

?

Log in

No account? Create an account